Забытый поэт — Глава 1

В 1899 году в грузном, уютно ватном Петербурге видная культурная
организация — «Общество поощрения русской словесности» — решила
торжественно почтить память поэта Константина Перова, скончавшегося за
полстолетия до того в пылком возрасте двадцати четырех лет. Перова называли
русским Рембо, и хоть французский юноша превосходил его одаренностью,
уподобление не было вовсе несправедливо. Всего восемнадцати лет он написал
свои замечательные «Грузинские ночи» — длинную, бессвязную «эпическую
грезу», некоторые пассажи которой как бы прорывают завесу своего традиционно
восточного убранства, создавая небесный сквозняк, от которого прямо между
лопаток читателя вдруг возникает ощущение истинной поэзии.
Следом, три года спустя, вышел томик стихов: Перов увлекся кем-то из
немецких философов, и несколько пьес этого тома производят печальное
впечатление из-за нелепых потуг сочетать неподдельный лирический спазм с
метафизическим объяснением мира; но остальные еще и сейчас живы и необычайны
как в те дни, когда этот странный юноша шерстил русский словарь и сворачивал
привычным эпитетам шеи, заставляя поэзию вопить и захлебываться, а не
чирикать. Большинству читателей более по душе те из его стихов, в которых
восхитительный вихрь невразумительного красноречия, о коем один критик
сказал, что оно «не указывает врага, но наполняет нас жаждою битвы»,
выражает идеи равенства, столь характерные для России пятидесятых годов. Я
же предпочитаю более чистую и одновременно ритмически более сложную его
лирику, — скажем, «Цыгана» или «Нетопыря «.
Перов был сыном мелкого землевладельца, о котором известно лишь, что он
покушался в своем именьи под Лугой выращивать чай. Большую часть времени,
проведенного юным Константином в Петербурге (прибегнем к интонации
биографических писаний), он потратил на неопределенное хождение в
университет, а затем на неопределенные же поиски чиновничьего места; в
сущности, о его занятиях известно немногое, — помимо тех пустяков, которые
можно дедуктивным путем вывести из общих склонностей его круга. Одно место в
письме прославленного поэта Некрасова, как-то столкнувшегося с ним в книжной
лавке, рисует нам образ угрюмого, неуравновешенного, «неуклюжего и пылкого»
юноши с «детским взором и плечьми возчика мебели».
Он упоминается также в полицейском донесении как «вполголоса
совещавшийся с двумя другими студентами» в кофейне на Невском. А его сестра,
вышедшая замуж за рижского купца, как говорят, сожалела о бурных романах
поэта с прачками и белошвейками. Осенью 1849 года он навестил отца,
намереваясь просить денег на поездку в Испанию. Отец, отличавшийся простотою
душевных движений, дал ему лишь пощечину; несколько дней спустя, бедный
юноша утонул, купаясь по соседству в реке. Его платье и полуобгрызанное
яблоко нашли под березой, тела же отыскать не сумели.
Слава ему выпала вялая: отрывок из «Грузинских ночей» — вечно один и
тот же во всех антологиях; неистовая статья радикального критика Добролюбова
(1859), восхваляющая революционные околичности самых слабых его стихов;
сложившееся в восьмидесятых общее представление, что реакционная среда
чинила препоны чистому, пусть и бессвязному отчасти таланту, а там и вовсе
его заела, — вот, пожалуй, и все.
В девяностых годах, вследствие оздоровления поэтических интересов,
совпавшего, что порою случается, с эрой суровой и скучной политики, вокруг
поэзии Перова затеялась суета повторного узнавания, — а со своей стороны, и
либеральные деятели были не прочь подхватить добролюбовские обиняки. Весьма
успешно прошла подписка на возведение памятника Перову в одном из публичных
парков. Крупный издатель, соединив все доступные крохи сведений о жизни
Перова, выпустил полное собрание его сочинений в одном приятно увесистом
томе. Ежемесячники напечатали несколько ученых статей. Памятный вечер в
одном из лучших залов столицы собрал большую толпу.